Авторизация
Владимир/Иваново
«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Судебная власть Байдена: Вавилонская башня
Фото: Corgarashu / Shutterstock.com
Катехон

Судебная власть Байдена: Вавилонская башня

Новая администрация стремится к дальнейшей политизации судов и пересмотру системы правосудия.

Дана Ремус, советник президента Байдена в Белом доме, направила письмо сенаторам-демократам с просьбой дать рекомендации кандидатов для назначения на 40 (или около того) вакансий в федеральных окружных судах.

Она искала людей, "чей юридический опыт исторически был недостаточно представлен на федеральном уровне", в том числе тех, кто является "государственными защитниками, адвокатами по гражданским правам и юридической помощи, в том числе по признаку расы, этнической принадлежности, национального происхождения, пола, ориентации, гендерной идентичности, религии, статусу ветерана и инвалидности".

Зрелость и большой опыт – не критерий.

Однако окружные суды, в отличие от судов апелляционных, которые заседают в составе коллегий и в какой-то мере сдерживаются и социализируются своими товарищами, обладают огромной силой вынесения приговоров по уголовным делам, а также властью предписывать законодательные акты. Они не функционируют как представительные органы.

Администрация Трампа также ошибочно стремилась выдвигать молодёжь на эти посты. К чести Трампа, он также подчёркивал значение академических успехов, но даже в отношении окружных судей он чрезмерно упирал на идеологию.

Наши современные сенаторы мало заинтересованы в обеспечении горизонтального и вертикального разделения властей, защите процессуальных норм и предсказуемости в гражданском праве. Однако для ряда классиков – от Аристотеля до Фомы Аквинского и Монтескье – центральной функцией судей было исправительное правосудие, предполагающее восстановление статус-кво и наказание за отклонения от него: распределительная справедливость, изменяющая общество, была делом законодательной власти.

Судья Борк, измотанный пятидневным допросом о "неприкосновенности частной жизни" и аборте, сбежал из зала слушаний, не задав ни единого вопроса об уголовном судопроизводстве, вынесении приговора или федеральной уголовной юрисдикции.

Использовать злободневные вопросы при оценке кандидатов – безумие. Судья Макрейнольдс своим назначением обязан своей репутации антимонопольного крестоносца, назначение судьи Шермана Минтона было связано с его последовательной поддержкой "Нового курса". Их предыдущие поступки не предсказывали враждебность Макрейнольдса к государству всеобщего благосостояния или консерватизм Минтона в вопросах гражданских свобод.

Группы адвокатов выступают за назначение федеральных апелляционных судей с известными позициями по злободневным вопросам. Судьи государственных судов знают об уголовных делах и семейном праве, а врачи с частной практикой знают о судебных издержках и частной экономике, но сенаторов такие вещи не волнуют.

Это нечто необычное. Судьи Холмс, Кардозо и Бреннан были выходцами из государственных судов; судьи Хьюз, Стоун, Джексон, Блэк, Пауэлл и Ренквист – из политических структур; судьи Брандейс и Пауэлл – из частной практики; судья Франкфуртер – из юридической академии. Второй судья Харлан был назначен из федеральной апелляционной коллегии, но проработал там всего год.

Назначение в федеральные судьи когда-то было наивысшим достижением, а не ступенькой в карьерной лестнице. Кабинетное прошлое иногда довольно заметно. Судья Борк обвинялся в этом, по крайней мере, это замечали в характере его выступлений, если не в высказываниях; судьи округа Колумбия, почти все кандидаты на повышение, не проявили храбрости в делах о терроризме. Более того, они фактически аннулировали приказ о habeas corpus.

Чрезмерное количество судей, назначенных в суды низшей инстанции, были либо прокурорами США, либо федеральными магистратами. Одно исследование показало, что 175 из 300 назначений президента Обамы в окружные суды имели такой опыт, 49 из них были мировыми судьями, чья работа связана с выдачей ордеров на обыск, арест или внесение залога; они фактически становятся частью органов прокуратуры в своей повседневной работе. Те, кто начинает заниматься этим в раннем возрасте, делают это с учётом будущего продвижения по службе. К сожалению, они отгораживаются от забот населения в целом.

Два других фактора также мешают процессу отбора. Первый – это политическая приверженность, от которой в последнее время отказался только Джеральд Форд по совету генерального прокурора Эдварда Леви, 25% назначенных окружным судом которого и 10% назначенных апелляционным судом были демократами. Ремус обращается за советом только к сенаторам-демократам.

Тем не менее Уинстон Черчилль в своём обращении к итальянскому народу в 1944 году провозгласил семь "простых практических тестов", с помощью которых можно было бы узнать свободное общество в современном мире, третьим из которых было:

Свободны ли суды от насилия со стороны исполнительной власти и от угроз массового насилия и существуют ли они безо всякой связи с конкретными политическими партиями?

Вторая опасность – это новая мода на то, что называется "разнообразием", которое уже привело к судебным импичментам. Судьи, считающие себя членами представительных органов, склонны к неограниченному осуществлению своих полномочий. Но Джордж Оруэлл однажды заявил: "Судья, этот злой старик в алой мантии и парике из конского волоса, которого ничто иное, как динамит, никогда не вразумит, в каком веке он живёт, но который в любом случае будет толковать закон в соответствии с книгами и ни при каких обстоятельствах не возьмёт денежную взятку, – вот одна из символических фигур Англии".

Судебные назначенцы правительства Эттли почти все были выпускниками Итона и Оксфорда, с большим опытом работы в частной адвокатуре, они не считали себя ни революционерами, ни контрреволюционерами и не препятствовали социальным реформам. Судья Холмс однажды сказал: "По крайней мере, в судах штата было слишком мало, а не слишком много [Бэк-Бэй в назначениях]. Мужчины, которым все идеи и все книги даются легко, редко встречаются вне этого класса".

Хотя отстранённого Холмса помнят как приверженца "правила большинства" и терпимости к противоречивым высказываниям и законам, люди забывают, что он также составил первое судебное решение (Мур против Демпси), применяя "Билль о правах" к государственной уголовной процедуре.

Было напрасно надеяться, что президент Байден обратится к судам штата и к частнопрактикующим специалистам с различным опытом – и даже к некоторым республиканцам – при назначении своих судей. Это спасло бы федеральные суды от политической трясины, в которую они катятся, и помогло бы восстановить правительство, сохранив согласие граждан.

Вместо этого окружные суды, по замыслу Байдена, должны быть заполнены молодыми и малоопытными юристами из служб юридической помощи, общественной защиты и групп либеральных адвокатов. Таким образом, институт федерального гражданского иска будет напоминать игру в русскую рулетку.

Манипуляции с назначениями судей и характером рассматриваемых дел станут повсеместным явлением, а терпимость, которая приходит с возрастом и опытом, становится положительной дисквалификацией, как и опыт работы с нефедеральными частями государственной системы. Хотя коллегиальный характер апелляционных судов несколько смягчит ущерб от наплыва неопытных и пристрастных судей, вся тяжесть последствий их работы будет ощущаться в окружных судах. Там будут гражданская благосклонность по уголовным делам и ориентация на истца по гражданским делам.

Идеал беспристрастного правосудия находится в состоянии войны с политикой идентичности. Судьи Байдена ищут профессионалов, которых Теодор Рузвельт заклеймил бы как "американцев, написанных через дефис". Подход г-жи Ремус не только не прекращает и не смягчает противоречия, но лишь усугубляет и стимулирует их.

Оригинальный материал без перевода можно прочесть здесь.

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой "Катехон".

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Пожизненное или психушка: два пути для массовых убийц. Оба – страшные Будущее конкуренции: Противники США и рост непостоянных военных действий Как фабрикуются рейтинги прав и свобод Что на самом деле означает лозунг "Америка возвращается"