Авторизация
Владимир/Иваново
«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
В какую ловушку Анатолий Чубайс ведёт Россию?
Фото: Anatoly Lomokhov / Globallookpress, gopixa / Shutterstock.com
Экономика Без цензуры Эксклюзив

В какую ловушку Анатолий Чубайс ведёт Россию?

Запад пытается навязать России так называемую "зелёную повестку". Если наша страна примет правила, написанные глобалистами, это приведёт к многомиллиардным потерям для экономики.

Внедрять западные ESG-принципы стали "наши" системные либералы под руководством Анатолия Чубайса. Активно пытаются следовать западным заветам и некоторые отечественные компании, в том числе государственные. Доходит до смешного: некоторые металлурги собираются создавать свою продукцию с использованием ветряных и солнечных электростанций, якобы в этом случае не образуется углеродный след. Хотя, казалось бы, чем хуже атомные или гидроэлектростанции, которые также имеют нулевые выбросы?

Фронтмен со знаменем "зелёной повестки" 

А ведь такое навязывание "западных правил" создаёт угрозу развитию нашей экономики, поскольку мы перестаём пользоваться собственным конкурентным преимуществом в виде дешёвых природных ресурсов.

Примерно с конца лета текущего года все ринулись внедрять эти ESG-принципы и бороться с углеродным следом с таким азартом, словно что-то новое внезапно произошло. Всё чаще говорит об этом и экс-глава Роснано Анатолий Чубайс:

Сегодня у серьёзных экономистов есть прямые системы доказательств, что концепция коричневого роста, то есть роста в рамках существующей энергетической парадигмы, неработоспособна. Поэтому картинка гораздо более жёсткая. Либо переход к зелёному росту, который будет непростым, и не надо думать, что это сплошное счастье всем, либо последовательная потеря позиций страны в целом и соответствующие последствия. У страны не будут покупать больше угля, даже если сырьё очень хорошее, а поставщики – очень профессиональные. Просто потому, что мир будет от угля отказываться. Поэтому, если страна хочет роста пенсий, зарплат бюджетников, современного вооружения для армии и роста её роли в мире, коричневый рост больше невозможен.

Эту тенденцию в программе "Без цензуры" ведущий Никита Комаров обсудил с экспертом по энергетической безопасности Финансового университета при правительстве России Станиславом Митраховичем.

Никита Комаров: По словам фронтмена "зелёной повестки", коричневый рост более невозможен. Насколько его слова соответствуют действительности?

Станислав Митрахович: Конечно, это, с одной стороны, может показать будущее. Но, с другой стороны, можно было бы и самолично продемонстрировать успехи в области не коричневого, а зелёного роста. Вот, например, только что были новости о проблемах Роснано, когда госкорпорация чудом избежала банкротства по некоторым из своих долговых обязательств…

– И то только потому, что государство прикрыло эти облигации, спасая Роснано.

С.М.: Совершенно верно, это квази-суверенный долг. И если Роснано не сможет заплатить, будет платить Росимущество. Когда Роснано создавалось, оно было госкорпорацией, теперь это государственное акционерное общество.

В своё время Анатолий Борисович говорил, что можно создать новый "Газпром" по объёмам экспорта, но поставлять уже не природное сырьё, а высокотехнологичную продукцию, связанную нанотрубками и всеми остальными вещами. Но вместо успехов, как у "Газпрома", по объёмам выручки и прибыли, мы увидели перспективу банкротства Роснано.

– Но они же убеждают: это наше будущее, мы обязаны сейчас развивать эти технологии, чтобы у нас не было отставания. При этом Чубайс и его соратники по "зелёной повестке" заявляют, что мы должны обязательно вкладываться в возобновляемую энергетику. Производить оборудование, строить солнечные электростанции, ветряки. И когда в прошлом году, или в этом году правительство сократило субсидирование возобновляемых источников энергии в два раза, он назвал это чуть ли не катастрофой: мы же не построим солнечных батарей, и что вообще будет с нашей экономикой?

С.М.: Для таких компаний, в том числе тех, которые связаны с Чубайсом, а он у нас руководитель одной из ассоциаций возобновляемой энергетики в России, хорошо получить бы, конечно, субсидию на эти проекты. Или, например, предложить новый формат договоров на поставку мощностей, который будет предполагать повышенную ставку рентабельности для таких проектов. А покупатель, системный оператор, например, будет вынужден платить больше за эту энергию.

Соответственно, тот, кто инвестировал в эти возобновляемые источники, будет получать уже гарантированную доходность, причём она окажется гораздо выше, чем та, которую можно получить где-нибудь в Европе.

За последние несколько недель были заявления со стороны того же самого системного оператора, что они несчастливы от подобной ситуации. Слишком сложно стало администрировать увеличивающуюся долю возобновляемых источников энергии (ВИЭ), например, на юге России. Потому что, когда падает производство на этих станциях, приходится их замещать другими станциями. А когда, наоборот, погодные условия подходят, то приходится кого-то отключать.

А кого отключать? Того, кто тоже инвестировал, но в обычные источники энергии. Это становится сложно администрировать даже в очень богатых странах вроде Дании, где денег куры не клюют, и они могут делать любые источники энергии. У нас это проблема. Это уже открыто заявляется.

Поэтому для нас подобный рост будет очень проблемным, если мы идём путём заимствования у стран, отличающихся от нас и по доходам, и по инфраструктуре, и которые сами, кстати, попали в эти ловушки. Потому что сейчас рост стоимости электричества в Европе увеличился за последнее время в три раза. Так ли это хорошо для европейского населения? Так ли это хорошо для европейской промышленности? Ещё зима покажет, как говорится.

Зачем строить ветряки, а не гидроэлектростанции?

– А вообще, есть смысл строить ветряки и солнечные батареи? Если вы хотите избавиться от углеродного следа так называемого, есть гидроэлектростанции, есть атомные электростанции. В конце концов, есть газ и водород. Газ вообще минимально выделяет, а водород и вовсе не имеет углеродного следа. Почему они не говорят об этих источниках энергии? Вот обязательно нужно ВИЭ – солнечные электростанции и ветряки.

С.М.: На самом деле солнце и ветер можно использовать там, где это удобно делать. А пытаться приучить к этому везде просто смешно. Возьмите Санкт-Петербург, в котором темно чаще, чем постоянно. Может промышленность Петербурга использовать солнечную электроэнергию так же эффективно, как солнечная станция где-нибудь на юге Европы или в Техасе? Это же абсурд. 

Что касается крупных гидроэлектростанций и атомки. Как раз Анатолий Чубайс – один из ответственных за переговоры с Европейским союзом по поводу того, чтобы они нам засчитали эту энергию в качестве низкоуглеродной и это было бы частью нашего соглашения по их планам ввести пограничный углеродный налог, который они собираются взимать с наших производителей с 2026 года.

Точнее, платить станут европейские импортёры, перекладывая эту плату на своих контрагентов – поставщиков металлов, удобрений и другой продукции, в том числе и из России. И вот Анатолий Чубайс, если бы хотел показать свой успех, мог бы сказать: вы знаете, мы договорились, чтобы наши атомные станции и крупные гидростанции засчитывались. Но этого не происходит.

– Я почти уверен, что он скажет: мы добились того, что солнечные батареи и ветряки будут засчитываться.

С.М.: Это нам и Европейская комиссия обещает засчитать. А нам надо, чтобы у нас 20 процентов атома и 20 процентов крупных гидро засчитали, если действительно идёт борьба с выбросами СО2. Но они этого делать не хотят, они требуют: "платите денежки".

Цены "зелёных" рисков для отечественной экономики

К беседе в студии по скайпу присоединился экономист Антон Любич.

– Антон, на ваш взгляд, в свете этой наступающей "зелёной повестки", насколько велики риски для нашей экономики в том случае, если наши компании начнут массово инвестировать в зелёные технологии. Ведь их эффективность ещё не до конца доказана применительно к нашей стране. Мы пока не понимаем, что нам действительно необходимо сделать для решения реальных экологических проблем, а не для выполнения тех правил, которые на Западе написаны. Действительно придётся инвестировать в эти отрасли, вместо того чтобы вкладывать средства в развитие экономики? Как вы оцениваете подобную угрозу?

Антон Любич: Я её оцениваю в 14,5 миллиарда рублей – именно столько составил размер банкротства группы "Нитол", в которую Роснано проинвестировал порядка 5 миллиардов рублей, создав тем самым огромную экологическую проблему в Усолье-Сибирском Иркутской области. Там собирались делать поликристаллический кремний для солнечных батарей, а вместо этого закончили огромным заражением почвы и, соответственно, выездом Мишустина на место, чтобы разбираться со всеми этими последствиями. Вот примерно так у нас занимаются "зелёной энергетикой".

– Это всего лишь один пример.

А.Л.: Да, это один, но довольно яркий пример, как некоторые люди, любящие поговорить о "зелёной энергетике", в реальности ею занимаются. И если освободить от словесной шелухи всё то, что нам говорится, что останется лишь попытка изъять у России деньги и переложить их в европейские карманы. Это обычный подход, который ничем не отличается от десятков других подобных инициатив. И с этими инициативами нужно разбираться таким же образом, как со всеми другими.

– Получается, что нам эта "зелёная повестка" целенаправленно навязывается только ради того, чтобы содрать с нас побольше этой ренты, которую мы и так платим благодаря политике системных либералов – отправляя за границу наши резервы, вкладывая их в иностранную валюту. А теперь будем ещё "зелёные налоги" платить и закупать у них технологии, которые нам не очень-то нужны?

А.Л.: Всё предельно просто. Когда говорят о реальных "зелёных инициативах", то под этим надо подразумевать другое. К примеру, чтобы "Норильский никель" поставил у себя нормальные защитные системы, предусмотренные русским законодательством, а не создавал все условия для очередного техногенного ЧП, когда половина автономного округа оказывается залитым соляркой. Вот тогда бы мы увидели реальную "зелёную инициативу". И к "зелёному налогу" из Европы это никакого отношения не имеет.

Нам надо решать экологические проблемы, а не думать об углеродном следе

– Я согласен с тем, что у нас есть реальные экологические проблемы. В некоторых регионах воду пить из-под крана невозможно – нет чистой воды. Угольная пыль засоряет Кузбасс, порты Дальнего Востока, отмечаются огромные выбросы с нефтеперерабатывающих заводов. Может, давайте сначала эти проблемы решим, а потом уже об углеродном следе будем думать?

С.М.: Нас часто пытаются убедить в том, что слова "экология" и "климат" надо воспринимать как синонимы. Но это не одно и то же. И даже если мы признаем, что антропогенный фактор провоцирует потепление, придётся понять: не всё, что связано с экологией, имеет отношение к климату.

Угольная пыль, проблемы с водой, с мусором... Я не сомневаюсь в том, что лет через 20-30 основной нашей проблемой будет огромное количество мусора, в том числе и электронного, связанного с теми же солнечными батареями.

"Норильский никель", "Русал" выпускают финансовые инструменты, которые называют зелёными, потому что они предлагают, что в процессе производства продукции, к которой привязан финансовый инструмент, было меньше выбросов СО2.

– Это бред совсем.

С.М.: Но посмотрите на Норильск – это один из самых загрязнённых городов на земле. Люди, которые там живут, я думаю, в гораздо меньшей степени обеспокоены тем, чтобы их работа была как-то связана с меньшими выбросами СО2, чем с необходимостью решать экологические проблемы в Норильске. У нас есть история с городом Красноярском, где чёрное небо. Но экологическую проблему Красноярска надо решать с помощью газа, а не солнечных батарей.

Про мусор я вообще уже не говорю. Это просто позор. У нас люди хоть окурки из окон машин выкидывают, хоть старую технику, которую можно только утилизировать по определённой процедуре.

То есть у нас есть огромные экологические проблемы, которыми надо заниматься, а не подменивать их "зелёной повесткой". Конечно, те, кто продаёт бумаги "Норильского никеля", с радостью скажут: о, теперь "Норильский никель" даже на Западе признаётся. Но людям, которые живут в Норильске и видят все существующие экологические проблемы, от этого не легче.

Чубайс против угольной стратегии России. А где альтернатива?

– Для них ничего не изменится. Но у меня мысль закрадывается: это же прямой удар для нашей экономики. Это не только выкачка средств, о которой мы говорили, но ещё и закрытие, и разрушение целых отраслей. Давайте сейчас послушаем ещё одно заявление Чубайса:

У нас есть в стране угольная стратегия до 2035 года. Основы этой стратегии – рост экспорта угля в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и прежде всего Китай. "Китай крупнейший в мире рынок угля, необъятный, гигантский, сооружаются новые угольные электростанции, давайте экспортировать туда", – вписали мы в стратегию, утверждённую год назад. Теперь берём в руки факты. Заявление Си Цзиньпина 22 апреля этого года на Глобальном климатическом саммите. Извините, цитирую по памяти, но за смысл ручаюсь: с 2021-го Китай берёт под жесточайший контроль любой прирост объёма потребления угля, а с 2025 года Китай начинает сокращение абсолютного объёма потребления угля в стране. Наша стратегия провалилась. Она неработоспособна, она не может быть реализована в этой ситуации. Дальше мы можем продолжать закрывать глаза и говорить, что нам нужно бороться с угольной пылью. Только есть вещи, на которые мы можем повлиять, а есть вещи, на которые мы не можем повлиять. Мы не можем повлиять на китайскую климатическую политику. Она определялась без нас, мы можем увидеть её и адекватно отреагировать или чем дальше, тем дальше закрывать глаза, продолжая на всей скорости двигаться в сторону бетонной стены. И вот тогда действительно придётся ответить шахтёрам Кузбасса, Донбасса, шахтёрам Сахалина, шахтёрам Воркуты, Челябинска и всех других угольных регионов. О чём вы думали раньше, товарищи начальники, спросят нас.

Я думаю, что под этим предлогом люди, подобные Чубайсу, хотят нам сказать, что не нужно развивать угольную отрасль, не нужно развивать транспортную инфраструктуру, не нужно вообще этим заниматься, поскольку якобы через несколько лет уголь покупать не будут. Но ведь простые цифры и прогнозы это опровергают. Уголь будет востребован как минимум до 2050 года, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на что направлено строительство нашей транспортной инфраструктуры.

С.М.: Относительно планов на перспективу есть две разные точки зрения. Скажем, что они предлагают в качестве альтернативы для тех регионов, которые сейчас зависят от экспорта угля? Что конкретно в этом направлении сделали в Роснано, они предложили производство каких-товаров? Есть какие-то результаты, кроме банкротства Роснано? В этом главный вопрос: какую альтернативу они предлагают Воркуте или Кузбассу? Есть она или всё это только слова?

Что касается долгосрочных планов. Будущее как бы не предопределено, всякое может произойти. Когда Украина и Польша, скажем, подписали документ, что они в 2024 году откажутся от угля, то Украина сделала это, как говорится, "не отходя от кассы": там сейчас угля не хватает катастрофически.

А в Европе, где "продвинутые страны" сейчас бегают по рынку и просят: Россия, поставьте нам уголь, из-за чего, кстати, цена на него растёт уже внутри России. Есть регионы, да в том же Кузбассе, где уже жалуются на нехватку угля для населения маленьких городов, потому что весь он уходит на экспорт.

Или вот ещё одна новость: в Швеции запустили очередную электростанцию на мазуте, потому что уголь не успели закупить. Что касается китайцев, то они про будущее могут обещать всё что угодно. А если говорить про текущую ситуацию, то в прошлом году Китай ввёл в эксплуатацию угольные электростанции, в три раза большие по мощности, чем весь остальной мир вместе взятый. Могут они это поменять через несколько лет? Подождём, увидим.

В Китае тоже попытались снизить потребление, сохранив одновременно темпы роста и качество жизни. Однако выяснилось, что двух этих целей одновременно достичь невозможно. Если вы ограничиваете выбросы СО2 и снижаете потребление угля, то в результате у вас некоторые торговые центры будут закрываться в 4 часа дня, а работу промышленных предприятий придётся сократить. Именно так случилось в Китае в октябре.

– Электроэнергии не хватало?

С.М.: Электроэнергия стала дорогой, её физически не хватало. После чего центральное правительство поменяло свою точку зрения, сделало поблажки по регулированию выбросов, дало команду своим угольным компаниям максимизировать добычу и закупать по всему миру уголь. Можно, конечно, рассуждать, что через какое-то время там ситуация сложится иначе. Но если мы в этом уверены, то где наша альтернативная стратегия?

Напомним, программа "Без цензуры" выходит на "Первом русском" дважды в неделю – по понедельникам и пятницам в 16:00. Не пропустите!

 
Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Облавы, лагеря, сегрегация: Шоковой терапией начали бороться с COVID